оцсети заполонили фотографии из бурных девяностых, народ не ленился их сканировать и показывать друзьям.

Вал набрал величину потопа, впрочем, так же быстро схлынувшего, как и начавшегося.

На фотографиях мы себя узнавали и не узнавали — дикие начесы на головах, галсутки «петухи» из-за немыслимо ярких расцветок, телефоны размером с кирпич, все эти леопардовые принты, джинсы-бананы, широкоплечие пиджаки, все будто с чужого плеча, — и столы, столы, столы, заваленные снедью, обильно заправленной майонезом и уставленные бутылками и — что считалось особым шиком — жестяными банками с пивом.

Калининград мало чем отличался от российской провинции, но все же отличался.

Казино, переживавшие тогда свой звездный час, были пышными, и по моде того времени разукрашены всяческими канделябрами, позолотой и монументальными колоннами, покрашенными в цвета малахита или мрамора.

Рестораны при казино тоже были культовыми местами для публики с деньгами, — там за вечер спускали состояния, появились и завсегдатаи, которые не выходили сутками.

Стриптиз тоже был составной частью большинства из этих заведений.

А шестисотый «мерседес», стоявший у входа, — обязательным атрибутом успеха. В России все же ездили в основном на «жигулях-девятках».

Где, с кем и как вы проводили время в девяностые, — мы спросили у наших читателей.

Один из собеседников признавался: «Сколько зарабатывали — потом гуляли неделю.

Но бизнес делать было легко, хотя пережить это время снова я бы не хотел».

Люди, без которых вечеринки не считались состоявшимися: Александр Волков, Андрей Левченко, Валерий Коновалов, Алексей Апросичев, Светлана Колбанева, Виталий Макаров, Марина и Михаил Друтман, Марк Борозна.

«Культурная жизнь уже тогда не проходила без участия известных писателей. На „Вагонке“ была гламурная публика, те, кто любит тусоваться.

Вечеринки не проходили без тех, кто стремился развиваться и не стоять на месте, — неважно, кто это, важны эти качества».

«Во второй половине 90‑х публика стала кучковаться по предпочтениям.